«Мне понравилось искать острова»

«Пусть тебе приснится Пальма де Майорка». Есть такая попсовая песня, благодаря которой я не рассматривал никогда этот остров в Средиземном море в качестве базы для отдыха, расслабления и насыщения положительными эмоциями. Так же как и раскрученная в своё время песня «Вечер в Сорренто» долго отталкивала меня от этого итальянского города. Поскольку попса если о чем-то томно стонет, то, значит, там треш, угар и Содом с Гоморрой.

Как ни странно, ошибся. И Сорренто оказался изумительным курортным городом с памятниками архитектуры аж одиннадцатого века. И на Майорке, куда занесла меня судьба в июне 2019 года, тоже оказалось всё в общем-то достаточно прилично, хотя про Содом где-то и верно. Один из центров мирового гейства, но я, слава те Господи, был не в их шумных угодьях.

Как поёт Высоцкий:

«Ах, Фортуна, ты опять не права,

Мне понравилось искать острова».

Вот и мне кажется, что в островах существует какая-то первозданная тайна на грани двух стихий – земли и тесно сдавливающие её воды. Я люблю острова в океане, или, на худой конец, в морях.

Ну а Майорка. Что тут скажешь. Объездил я в своё время практически всю материковую Испанию вдоль и поперёк, включая океанские острова. У меня какое-то странное ощущение. Все там как-то старательно освоено и расчерчено полями и сельхозпосадками вдоль и поперёк, выжжено жарким солнцем и как-то уныло. То же касается и многочисленных маленьких городишек. Не шибко любят испанцы украшательства всякие – все строго и буднично, города будто повёрнуты внутрь себя и скрыты от посторонних глаз. Только иногда попадётся в центре установленная муниципалитетом на клумбе среди южных ярких цветов скульптурка в виде кукиша, изваянного мальчиком-аутистом, или коленвала от трактора, которому присвоили звание произведения искусства незнамо за какие заслуги. Вся Европа больна этим современным искусством. Только турки по старой имперской традиции пытаются украшать свои города приятными бронзовыми памятниками, фонтанами. Европа отринула всякие такие благоглупости и резко, прыжками движется в странное будущее, лишённое эстетики и самого понятия вкуса. Так что кукиш на центральной площади и достаточно уютные, но скучные новые здания – такое ощущение от всей Испании.

Конечно, это не о таких шедевральных городах, как то же Толедо. В Испании много есть чего посмотреть людям, больным архитектурными красотами. Все же это богатейшая сверхдержава в прошлом, успешно грабившая несколько сот лет Америку. На свет там появилось множество шедевров в самых разных сферах искусства. Сумрачный испанский гений, подпалённый слегка инквизицией, дал миру по-настоящему великих художников – Веласкес, Эль Греко. И в Испании родился великий архитектор Гауди с мистически туманным мироощущением, которое он перенёс и на города. Так что с понятиями о прекрасном там веками было все в полном порядке.

Майорка в отношении архитектуры не шибко продвинута. Есть прекрасный готический собор в Пальме, строившийся несколько сот лет – последним к нему приложился Гауди. Да ещё живописная деревенька Вальдемосса, где в своё время композитор Шопен отжигал с известной писательницей Жорж Санд – кстати, впервые узнал об этой их запретной страсти.

Но что касается природных красот – с этим все в порядке. И даже больше.

Из номера стоящего на утёсе отеля видны яркое, бьющее по глазам Средиземное море, погружающиеся в воду утёсы, по которым скачут дикие горные козлы. И до горизонта – ни одного строения, только изрезанная бухтами с изумрудной водой береговая линия. И какие-то то ли дикие прерии, то ли необжитые пампасы, то ли тундры, поросшие редкими деревьями и низким кустарником.

Реально смотришь в окно и ощущаешь себя на форпосте, в крайней точке освоенной Земли. И от этого какая-то сладостная дрожь проходит по телу, будто воспаряешь ввысь. В этом месте будто сошлись два мира – преобразованной человеком для комфорта и наслаждения, пропитанной бетоном и парами бензина обихоженной для услад тела уютной среды и дикого хаоса природы, из которого мы вышли.

Какое-то время находишься под гипнозом. Простор и первозданность – это то, что нужно человеку, как воздух. Потому что природные просторы – это необходимое условия для совершенствования души. А кондиционеры, шампуни и пицца маргарита, поданная официантом — это для тела. Конечно, мы брошены в грубую материальную реальность, и жить только высшим, без освоения материального мира и изменения среды – это навсегда остаться в пещерах. С другой стороны, а какая цель всего движения, этих двигателей внутреннего сгорания и круизных лайнеров – ежели всё без души, только для живота? Кому это надо? Так что желательно это бы совместить – простор Вселенной, в которую стремится дух, и усладу материальную. Но вот только уже вряд ли удастся. Пока вряд ли. Человечество отгрызает у природы последние первозданные уголки. Самой большой ценностью становятся пригодные для жизни, неперпаханные и не залитые в бетон места. Планета Земля стремительно становится огородом и пляжем.

Вид из окна отельного номера – это всего лишь иллюзия. Я знаю, что в нескольких километрах дальше «прерия» закончится, и там уже пляжные зонтики, кораблики, бухты и белоснежный город Порто Кристо. Простор на проверку оказывается обманкой, и я прекрасно знаю об этом. Но разум и дан человеку для того, чтобы обманываться, притом обманываться приятно.

Вот и смотрю в окно, как по отвесным скалам, будто по проспекту, направляется стадо горных козлов в близлежащий отель объедать тамошние газоны – к козлам здесь отношение толерантное.

Обидно, что постепенно человечество застроит бетонными хижинами, очистными сооружениями и отелями все пригодные для жизни и комфортные природные места. И за простором придётся кататься на Охотское море, где холодно. Потому что если в целом брать человечество, то оно технологически высокоразвито, но неразумно и неуправляемо.

Жиртресты

Путешествую уже не первый десяток лет по Европам и Азиям. И некоторые моменты начинают просто нагло лезть в глаза.

Навскидку несколько наблюдений. Татуированных обитателей пляжа стало поменьше. Несколько лет назад вышел на пляж в Греции – такое ощущение, что попал на воровское толковище. Практически все иностранцы татуированы или просто разрисованы, притом от пяти до девяносто пяти лет. Какое-то умопомрачение было.

Сейчас вроде бы татуировок стало меньше, но по закону сохранения вещества и энергии они стали куда гуще и крупнее. Вот устроилось под зонтиком пузом вверх такое татуированное с ног до головы тело – любой вор в законе от зависти соплями бы захлебнулся от такого роскошества. Другой затейник идёт по улице, сняв футболку, чтоб все видели – на его жирном пузе и груди тщательно и со смаком нарисована страшная инфернальная рожа. А в носу и ушах жирдяя серьги позвякивают.

Чего доказать хотят, зачем это делают – непонятно. Если это просто рисунки – ну ещё можно понять — повыпендриваться, показать своё великое Я. Но если это реальные татуировки, которые не уберёшь ваткой со спиртом – это реальное психзаболевание. И таких психов становится чуть меньше, но рисунки все гуще и насыщеннее.

Это субкультура такая? Или вообще чего? По-моему явление вполне вписывается в тенденцию тотальной интеллектуально-психологической и нравственной деградации Запада, утраты им роли локомотива прогресса. Собственные цивилизационные смыслы там низведены до картона и суррогата, с переходом в абсурд. Так что человеческое сознание невольно пытается скатиться в архаику, в её атрибуты, притом минуя все фазы развития цивилизации – сразу в пещеры, в наскальную живопись-граффити и в татуировки туземцев-людоедов Тихого океана. Лиха беда начала. Лет через тридцать и до людоедства дойдут.

Ещё что дико бросается в глаза – с каждым годом растёт количество жиртрестов. Притом не просто толстых людей, которые выглядят вполне обаятельно — многим по вкусу полные женщины и мужчины, и винить в этом их нельзя. Однако увеличивается количество болезненно жирных представителей популяции.

Притом многие толстеют как-то странно. Вон, девушка. И талия, и что выше вполне себе нормальных размеров, зато филейная часть как у бегемота, а ноги как у слона.

Это настоящая эпидемия. Как всегда Америка тут впереди всего мира уже не одно десятилетие – там это приобретает вообще фантастические очертания, кажется, что появился на планете новый вид свинопотамов. Ну и Европа стала догонять быстрыми темпами.

Что происходит? Почему? Ведь тенденция явная. То ли у европейцев реально начался генетический сбой, то ли низкая детская смертность и отсутствие естественного отбора внесли свои кривые правки в гентоип. То ли корпорации постарались с их гамбургерами и ГМО — или ещё чем там. Сказать трудно. Тема как-то умалчивается и в мире по большому счёту никому не интересна, кроме блогеров и авторов женских гламурных журналов. Но возникает холодное ощущение, что белая раса потихоньку начинает самоуничтожаться, в том числе и таким образом.

При этом в основном жирнеют тётки и младые девы. Парни выглядят более-менее прилично – стройняшки, поджарые, хотя тоже жиртрсты встречаются, но гораздо реже. Вот и фланируют по улице – высокий широкоплечий, сухощавый парнишка лет двадцати и его пассия – задница в три обхвата, обёрнутая ярко жёлтой, в перьях, юбочкой, а в зубах гамбургер. И оба счастливы.

Эти груды мяса жизнью вполне довольны – нет былой затравленности, ощущения ущербности, как у наших девок, набравших лишний килограмм от своих пятидесяти. Раньше были жуткие комплексы, толкающие девчонок в жёсткие объятия девы анорексии. По-моему, сегодня это уже не в моде. Сегодня бегемотики вполне уверены в себе, даже вызывающе нагловаты. И в глазах вызов – я такая, как есть, и ничего не собираюсь делать, чтобы стать лучше. И общество аплодирует – это её выбор, ей так нравится, надо уважать чужой выбор и права на этот выбор.

То есть толерантность и сюда докатилась. Мол, делай, что хочешь, все восхищены тобой. И становится понятно, что эта самая толерантность по большому счёту не от уважения к человеку, а просто от того, что на человека всем плевать. Плевать на то, сдохнет он или жив, беден или богат, собирает в мусорных баках объедки или режет на яхте лазурные волны. Всем на все плевать – главное, жить в рамках закона.

Толерантность – это прежде всего равнодушие к человеку и обществу, прикрываемое борьбой за какие-то мифические права. Хотите быть голубыми, розовыми, жирными, некрофилами и прочей нечистью, невежественным, необразованным, тупым и гнусным – будьте. Тебе внушат добрые дяди – главное, что ты на свет появился, весь такой исключительный. А что ты существо, явно нуждающееся в воспитании и совершенствовании – это никого не волнует. По большому счёту, и государству, и обществу плевать, какие вы.

Миру алчности и кредитных историй не нужно совершенство духа и тела. А тем, кто заседает на Олимпе, это даже выгоднее – мелкий обыватель, который, считая себя пупом земли, коряво самовыражается и пользуется абсолютной свободой в узких рамках, не в состоянии структурировать своё мышление и начать задавать неудобные вопросы о смысле существования и справедливости. У него все сознание занято ложными целями – феминизм, ЛГБТ, права мигрантов. И некому его взять, встрянуть, поставить с головы на ноги.

Ни творцы, ни ищущие ныне не пользуются спросом. Не нужны люди, а требуются биологические объекты — китайские рабочие руки для заводов и европейские дряблые тела для заполнения офисных стульев. Последние не шибко полезны, скорее обуза, но пока ещё являются необходимой биомассой для существования и процветания западной цивилизации.

Общество там давно плюнуло на совершенствование социума и человека, и нас призывают к такому же типу организации жизни, которая почему-то называется демократия и цивилизованный миропорядок.

Что делать-то? На Европу с Америкой плевать, но все их проблемы как бациллы к нам переносятся. Вообще, для России единственный выход решения её проблем – построение жёстко организованного, прям до суровой авторитарности, разумно-управляемого общества с обратной связью. Главное его преимущество в принципиальной возможности выявления и купирования возникающих угроз, а также постановке стратегических целей и задач. Ну и также совершенствования социума. Должно быть Министерство актуальных проблем и целей. Что-то типа нашего Совета Безопасности. И выявлять такие тонкие места, где ткань нашего национального бытия может порваться. И тут проблема того же ожирения и ложных целей не менее важна, чем проблема международного терроризма.

Представляю плакаты: «Все на борьбу с Макдональдсом», жертвы которого уже грузно расхаживают по нашим улицам, проминая асфальт, в метро расталкивая седалищем гораздо менее увесистых сограждан. Ну а что, это не угроза национальной безопасности? Почему нельзя провозгласить информационную войну вредным привычкам и ожирению? Ведь толстозадые тёти и необъёмные мальчики-свинопотамы наступают. Они давно пересекли нашу границу. Они взрастают на нашей почве.

Все на борьбу с «Макдаком». Всё для просветления сознания и мозгов.

Эх, мечты. Особенно по поводу просветления сознания и призывов через массмедиа к светлому и вечному. Никому оно не нужно.

Нащупал в номере пульт от телевизора. Российских каналов оказалось до фига. Включаю – опять ангельское лицо Малахова, он меня просто преследует в отпусках. Опять будоражащая кровь и потрясающая драматизмом и накалом страстей история. Какой-то чукча выращивал в своих волосах вшей, продавал в элитный ресторан, где из них готовились элитные продукты для элитных посетителей. И на этой почве он так нереально продвинулся духовно, что его подобрала американская миллионерша – такая разбитная бабёнка с Брайтон Бич.

Вздохнул и выключил телевизор. Не вынесла душа поэта столь бурного накала правды жизни. Госканал, прайм-тайм. Да, пока с оздоровлением информационной среды придётся подождать. Малахов в авторитете, народ смотрит и балдеет. Россия с наслаждением купается в токсичных информационных субстанциях.

Но будь я и негром преклонных годов

Вот у кого нет особых проблем с фигурами и мышцами – это у негров.

В моем отеле, достаточно приличном, негров почему-то было полно. Вон за соседним столом сидит эфиопочка – высокая, стройненькая, точёная, глаз радуется. А вот ещё компашка совсем черных девок – эти помясистее и посолиднее, но все равно достаточно спортивны и в принципе смотрятся ничего так.

Где-то читал идею, что каждая раса ответственна за сохранение у вида наших гомо сапиенсов определённых черт и свойств. Белые — за интеллект отвечают, жёлтые – за самоорганизацию, трудолюбие. А негры – это здоровье человечества.

Ну, насчёт здоровья – это да. Тут не поспоришь. Здоровенные мускулистые мужики. Изящные женщины (правда, Северная Африка тут рулит, ближе к экватору – это ближе к гориллам и мартышкам).

Ещё они кладезь какого-то непосредственно эмоционального отношения к жизни. Умеют радоваться, ничего не скажешь. Справа на балконе от меня в номере жили тихие и вежливые немцы – постоянно здоровались, кланялись и вызывали положительные эмоции, а главное тихие. И вот за два дня до моего отъезда заезжают вместо них негритянки. И с утра до вечера я становлюсь подневольным слушателем хора девочек из Республики Нигерия, или откуда там ещё – может и с Европы. Дикая смесь рэпа джаза, попсы и криков спаривающихся слонов. Но какие эмоции!

 

Стало на курортах немало весьма специфических пар. Вон, двадцатилетняя негритянка и древний, как Биг Бен англичанин. Или старая карга с молодым негром. Идут под ручку, воркуют – у них любовь. Притом бабка белая загорает, а негр, чёрный, как антрацит, закутался в полотенце – прячется от солнечных лучей, обгореть боится. Идиллия, ерики маморики! Запад!

Это такое творческое развитие идей и смысла рабовладельчества. Богатенькие, утомлённые и пресыщенные белые колонизаторы прикупают себе чернокожую игрушку, переполненную жизненной энергией. Такой симбиоз – подпитываются друг от друга. Одни витальной энергией, другие – хрустящими деньгами.

Думаю, немало вокруг этого возникает всяческих коллизий типа – «Где сокровища убиенной тобой тёщи», «почему бабка переписала заводы и замки на молоденького пастуха из Замбии?» И вообще, кто бабку тюкнул, тот и шляпку свистнул. Но это реалии пресыщенного общества, теряющего энергию.

В этих парах негры своей рабской долей довольны и даже откровенно счастливы. Похоже, эти занимаются такие специфические экземпляры, при их бурлящей энергии по большому счёту не так важно, кого огуливать – молодуху, старуху или овцу. Зато кормят, поят, одевают, деньги капают. И главное – можно ни шиша не делать.

И глаза в этих парочках – у европейцев утомлённо-равнодушные, а у негров – хитро, оценивающе довольные и даже высокомерные. Жизнь у них состоялась. Цивилизацию свою технологическую их сородичи не создали, да и поддерживать наследие ушедших белых колонизаторов часто не в состоянии, скатываясь в племенные структуры и в очередной раз бросая города и переезжая в хижины. Зато ныне вполне можно бежать в цивилизацию чужую и найти там тёплое место паразита и нахлебника. Просочиться, сесть на шею – это такая простая незатейливая негритянская мечта, рождённая в трущобах и хижинах из картонных ящиков и жестяных банок. Европа для этого созрела, она теряет энергетику, навыки управления и выдаивания мира, поддержания порядка. Настало время бывшим рабам вклиниться туда и прилипнуть к их благам.

Ей Богу, расизма у меня нет вообще. Думаю, цвет кожи для человека не так важен, как внутреннее содержание. И человек может быть святым или сволочью, умным или идиотом вне зависимости от цвета и его насыщенности. Но различие уровня цивилизаций, смыслов и понятий в культуре все же никуда не деть. И проблемы тоже никуда не деть – демографический перегрев в Африке дикий, желание пользоваться благами цивилизации тоже огромное, великое переселение народов идёт. Что после него останется от цивилизации – это ещё вопрос.

Хотя Европе, наверное, все рано каюк, как и Америке. Эра Водолея, будущее за Россией. В том числе и будущее духовных и культурных кодов. А мы как-нибудь разберёмся со всеми, поскольку энергия наша не только не растрачена, но и накапливается…

Ну, погоди, чумадан!

Куда же без волнительных и стрессовых приключений в дальних краях.

Взял билет на туристический кораблик до Порто Кристо — туда-обратно. Цель — посмотреть Пещеру Дракона и вернуться морем, наслаждаясь пейзажами и удивительными пиратскими гротами, идущими через весь берег.

Пещера оказалась потрясающая. Много пещер я обошёл в мире, но такой роскоши не видел. Это настоящий дворец с витыми колоннами сталактитов, известковыми цветками самых невероятных форм и огромных размеров, отражающимися в водной глади.

Как будто побывал в совершенно ином, гипнотизирующем своей инаковостью мире.

Тут на острове некоторое время жил великий испанский архитектор Гауди, и, глядя на пещеру, по-моему, становится ясно, где он брал примеры для причудливой каменной вязи на фасаде барселонского Собора Святого Семейства.

В общем, понравилось там настолько, что на скамейке в зале, где звучала классическая музыка и куда выплывали из пещерной тьмы лодки с музыкантами, я оставил все бумаги. В том числе обратный билет на пароход. Обнаружил уже, когда солнце ударило после пещерной темени по глазам и с трудом вернуло меня из подземного царства на привычную плоскость нашей планеты.

Внаглую обойдя контролёров и охранников возвращаюсь в зал, нахожу кресло, уже занятое немцами, начинаю им на ломаных языках что-то впаривать про бумаги. Они, ошарашенные, протягивают мне свои билеты в пещеру, приняв меня за контролёра. Ничего не нашёл.

Самое смешно даже не то, что билет утерян. Все же взял немножко денежек на автобус. Но я хоть убей не мог вспомнить, как называется деревня, из которой приехал. Учитывая моё блестящие знание таких языков, как английский, испанский и хинди – примерно одинаковое, рассчитывать на то, что язык до отеля доведёт, было самонадеянно.

На моё счастье на главной площади Порто Кристо обнаружил информационную туристическую будку, показал браслет с названием моего родного караван-сарая. И был послан… прямо в нужном направлении… То есть на автобус. Ей Богу, как домой, то есть в отель, вернулся и тут же хлопнул на террасе коктейля на радостях.

Но триллер не закончился. Отъезд. Трансфер в аэропорт. Кидаю в брюхо туристического автобуса, наполненного разноязычными племенами, свой чемодан, который купил у азербайджанцев в магазине за полторы тысячи перед поездкой и который уже успешно начал разваливаться, хотя и выглядел новеньким.

Автобус объезжает все отели – да сколько же их в окрестностях Почему-то в основном они ярко-белые. Белый цвет не особо люблю, но испанцам, понятное дело, на мои вкусы и предпочтения плевать с колокольни собора в Пальме.

Около очередного отеля ждёт деловитая и гордая толпа немецких пенсионеров. Войдя в автобус, они быстро наводят порядок, пересаживая пассажиров в конец автобуса и кучкуясь вместе. Немцы вообще всегда кучкуюся – они мне напоминают пехотные подразделения – дисциплинированные, деловые и жёсткие.

В общем, навели в автобусе порядок. В аэропорту выскочили первыми. Когда я вышел, они уже усвистели в неизвестном направлении. Ну и ладно. Не особо интересна их судьба. Гораздо интереснее, что моего китайского чемодана я не увидел.

Тут начинаю пытаться понять – это чего такое. Чемодан же я лично запихивал в багажное отделение автобуса. Вытряхнули его по пути? Зачем и каким макаром? Или тут стырили? На фиг он кому нужен – вопрос…

 

В итоге вижу – в багажнике остаётся один единственный чемодан, и явно мне не принадлежащий. Претендентов на него нема. Тут закрывается мысль – фрицы просто прихватили мой, оставив мне свой, который никаким боком мне не упирается.

Водитель, невозмутимый, как индейский вождь с дымящейся трубкой мира, только разводит руками:

— Обращайтесь в фирму.

Бросает лишний чемодан в багажник и уезжает.

Приехали почти впритык. До отлёта считанные минуты. И мне нужно понять, где мои шмутки.

Не буду расписывать перепутий поиска чемодана. Но буквально за несколько минут до отлёта я извлёк его из офиса транспортной компании — там были незнамо как рады вручить мне его, что даже на паспорт не поглядели. Зато поведали, что к ним припёрся какой-то старый фриц, начал возмущаться, где его драгоценный багаж, с презрением пнув ногой и отправив в уголок мой чемодан.

«Ну, чумадан, погоди», — как говаривал Волк в великом мультике, примерно так же презрительно относившийся к этому вместилищу тряпок и сувениров.

А немец кричал, сволочь такая, возмущался, будто не он уволок, а у него. Хорошо, что мой отдал. И еще лучше, что я успел в последнюю минуту затолкать чемодан в самолёт.

Больше всего удивляет то, что наши чемоданы были совершенно разные по цвету и размеру. И как это можно не понять – загадка.

Хотя, по моему мнению, на отдыхе, когда скалы, море, солнце, как-то размякаешь и утрачиваешь связь с грубой действительностью. Все важное становится неважным. Пребываешь в медитации и расслабухе, и какая разница – зелёный или синий у тебя чемодан. Лишь бы был…

Долетел нормально, чемодан получил. Воздуха в Москве, считай, нет, и пыльно как-то после моря. А потом и осень заглянула мимоходом, напомнив о себе дождями и холодом…

Понимаю, что достал многих своими путевыми заметками и разглагольствованиями о судьбах мира и Европы. Где-то повторяюсь, где-то, возможно, совершенно не прав. Но эмоции переполняют. Может, мои рассуждения и покажутся кому-то интересными, за что заранее говорю спасибо.

Источник: Конт



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Москва рассчитывает, что заверения Киева о готовности выполнять минские договоренности оформятся в практическую политику после выборов в Верховную Раду. «Сигналы, направлявшиеся президентом Владимиром Зеленским в период (президентской) избирательной кампании и сразу после его избрания, были весьма противоречивыми. Рассчитываем, что недавние заверения Киева о готовности полностью выполнять минские договоренности […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы