Деревню Паберега в Иркутской области тоже затопило, но эта беда оказалась слишком маленькой для большой страны

Паберега после паводка. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой газеты»

Деревня Паберега стоит в пятидесяти километрах от города Тулуна, который во время наводнения быстро попал в социальные сети и СМИ. За тулунцев переживала вся страна, в город приехали десятки волонтеров и чиновников. В это время наводнение в маленьких деревнях и селах Тулунского района, где люди тоже потеряли свои дома, осталось без внимания. Волонтеры, чиновники и журналисты в Паберегу не приехали. Корреспонденты «Новой» пришли к людям, беда которых оказалась слишком маленькой для большой страны.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой газеты»

Паберегу основали белорусы в 1904 году. Сначала дома стояли выше, а потом их перенесли на берег реки Ии. В советское время здесь был колхоз на 1500 голов. Многие нынешние жители здесь родились или приехали сюда молодыми. Сейчас в Пабереге осталось около 150 человек.

Школу закрыли в 2011 году, административному центру показалось роскошью содержать ее ради двух учителей и шестнадцати учеников. Теперь детей возят в школу в соседнее село Бурхун на автобусе. Родители жалеют о таком решении, потому что школа была центром жизни деревни, а теперь дети мерзнут зимой в ожидании автобуса и возвращаются домой по темноте.

Раньше автобус до города Тулуна ходил три раза в неделю. Но два года назад жителям сказали, что дорога до их села слишком плохая, поэтому маршрутчикам невыгодно портить транспорт, и автобусы отменили. Теперь автобус до Тулуна ходит только по пятницам, стоит 102 рубля. Иногда он просто не приезжает.

В деревне работает детский сад на девять детей и два продуктовых магазина, их держат частники. Фельдшерско-акушерский пункт собирались закрывать последние два года, но после наводнения решение о закрытии принято окончательно. Сотовой связи в самой деревне нет, она прорывается на горе, и туда подростки ходят, чтобы посидеть в интернете.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой газеты»

Мужчины Пабереги работают вахтовым методом на деревообрабатывающих предприятиях. Но выгоднее всего собирать траву толокнянку и сдавать предпринимателям в Тулуне. Если осенью семья из двух человек хорошо поработает на толокнянке, то может получить за сезон 100 тысяч — и этого хватит на всю зиму.

Последние годы жизнь колхоза для деревни заменило фермерское хозяйство, где держали 500 голов молодых свиней, 74 коровы, 22 овцы, под 100 куриц. У фермера работали 12 человек из деревни, получали зарплату. Но во время наводнения почти все свиньи утонули, коров удалось отогнать, но они ходили недоеные и запустились, куры погибли все. Сейчас жители не знают, решит ли фермер восстанавливать хозяйство, — ему есть куда уехать. Если не будет фермы, то и Пабереги не будет.

В разговоре с корреспондентами «Новой» мэр Тулунского района Михаил Гильдебрант утверждает, что всех жителей Пабереги эвакуировали в село Бурхун в пятницу, 27 июня. По словам жителей, их предупреждали, что река поднимается, но сообщения об эвакуации не было. В пятницу, 27 июня, они легли спать. Проснулись в шесть утра, когда глава сельского поселения проехал на машине и просигналил, сказал — всем бежать на гору.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой газеты»

Троих неходячих инвалидов мужчины вынесли на руках и вывезли на машинах. Кто-то успел схватить матрасы и заморозку из холодильника. Вода прибывала быстро. В шесть утра река вышла из берегов, в восемь вода уже пошла по деревне, в обед закрыла окна домов.

Мужчины сели в моторные лодки и стали вылавливать скот. Вставали по грудь в воду, вытаскивали свиней за уши и выкидывали на сушу. Одна лодка вытащила 30 свиней.

Спасенных собак не считали, они плавали на досках, их хватали, перевозили на сушу. Но всех спасти не получилось.

В первую ночь было страшно: поросята визжали, коровы орали.

Жители разбили лагерь на горе и объединились в стойбища по несколько семей.

Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой газеты»

Первые ночи спали на земле или в машинах и тракторах. Потом кто-то соорудил тент и, съездив домой по воде, принес матрасы. Кто-то нашел палатки. Кто-то сделал шалаши из веток и мешков.

Животные ходили рядом. Коров доили на землю, свиньи питались корешками. Когда вода немного спала, сходили за ведрами, в них готовили еду на кострах, из них кормили свиней.

Детей и инвалидов забрал автобус из села Бурхун, их разместили в ПВРе, а взрослые остались на горе на неделю, потому что, когда вода ушла совсем, в домах было не на что лечь. Продукты привозили незнакомые люди из соседних деревень и предприниматели, не называя своих имен.

Больше всего пострадала улица Набережная. Все дома затопило на полтора-два метра. Внутри все разворотило.

Заборы и мелкие постройки разрушены. Печки трескаются, оседают и проваливаются, разрушаются на кирпичи. Их больше нельзя топить. В подполье вторую неделю стоит вода, и оттуда идет грибок. Дровами на зиму деревня запаслась весной, но теперь они утонули-уплыли. Посадки на огороде пропали, осенью не будет урожая, на зиму не из чего делать закрутки.

Спустя две недели после того, как пришла вода, люди живут в машинах или телегах. Разгребают свои дома и на вопрос «что дальше?» отвечают «будем как-то жить». Некоторые говорят, что прямо сейчас бы уехали из деревни, но на это нет денег.

ИСТОРИИ

Источник: Новая газета



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: СК и ФСБ за организацию незаконной миграции задержали троих сотрудников управления по вопросам миграции (УВМ) столичного ГУ МВД и троих их соучастников, сообщила представитель Главного следственного управления СК по Москве Юлия Иванова. «Следственными органами Главного следственного управления СК по Москве расследуются уголовные дела в отношении трех сотрудников столичного УВМ, а также трех их соучастников», – […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы