Фабричные и заводские рабочие после получения зарплаты. СССР

В последнее время замечаю, что на форумах и блогах фанаты СССР стали часто хвалить сталинские годы — мол, вот именно в довоенные времена был тот самый «настоящий СССР», в котором хотелось жить. Все советские граждане жили в десятикомнатных сталинках с мраморными подъездами, ели омаров да ананасы, и к тому же ещё нас все боялись — ну чего ещё желать остаётся! А потом к власти пришёл «кукурузник» и испортил праздник жизни.

Разумеется, такие представления далеки от реальности — в довоенном сталинском СССР люди жили намного сложнее, чем в шестидесятые и семидесятые годы, и несравнимо тяжелее, чем они живут сейчас. Итак, в сегдняшнем посте — рассказ о том, как на самом деле люди жили при Сталине.

Пьянство при Сталине

Еще в 1925 году Центральная контрольная комиссия РКП(б) опубликовала тревожную статистику, свидетельствовавшую о растущем количестве партийных взысканий и падении престижа партии по причине пьянства и разложения её активистов и руководящих работников. По протокольной статистике НКВД, бытовое хулиганство возросло в 1927 году, по сравнению с 1925-м, в городах на 13%, а в селах на 45%. Прогулы на почве пьянства в 1927 году принесли 135 млн. рублей убытка, из-за понижения производительности труда государство недополучило 600 млн. рублей. Школьная комиссия врачей-наркологов выяснила в 1925—1926 годах, что 90% учащихся советских школ уже приобщились к спиртному.

В конце 1928 года в Москве был открыт первый вытрезвитель, где задержанные находились не более 24 часов. С рабочих, крестьян, служащих, инвалидов, кустарей и красноармейцев за обслуживание брали по два рубля, а с прочих граждан (нэпманов, творческих работников) — по пять. В Москве активно действовал наркодиспансер, который только в 1928 году принял 18.000 первичных и 193.000 повторных алкоголиков.

Сталину срочно понадобились деньги для того чтобы нести революцию в другие страны, но так как Сталинская экономика была не эффективна, то с деньгами в бюджете СССР было очень плохо.

Красногвардейцы грабят винный магазин.

И в этой ситуации И.В. Сталин очень кстати подумал, что крупные средства для пополнения бюджета можно получить с продаж алкоголя, тем более что благодаря большевистским репрессиям и общей угнетенности населения и беспросветности советской жизни народ в СССР спивался ударными темпами.

Политика Сталина по отношению к употреблению алкоголя тут же сделала крутой зигзаг. 1 сентября 1930 года поступила записка на имя председателя Совнаркома В.М. Молотова от И.В. Сталина с предложением увеличить продажи водки, монопольно выпускаемой государством. Сталин писал Молотову: «Нужно увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки… Имей в виду, увеличивающиеся расходы, потребуют уйму денег, для чего опять же придется апеллировать к водке».

Антиалкогольная пропаганда мгновенно была свернута.

Но на самом деле она уже была свернута раньше. Уже в конце 1929 года Ларин и Дейчман были отстранены от руководства трезвенным движением за создание атмосферы «ожесточенной враждебности к таким правительственным органам, как Наркомфин, Наркомторг, Госплан» — так были расценены резолюции митингов ОБСА против намечавшегося увеличения производства спирта. В апреле 1930 года НКВД РСФСР пересмотрел устав ОБСА, и оно было реорганизовано в Московскую областную организацию, потеряв тем самым всероссийский статус. Тогда же был распущен Всесоюзный совет противоалкогольных обществ.

Все «Общества по борьбе с алкоголизмом» объединили с «Союзом безбожников» и обществом «Долой безграмотность», дав новой структуре безобидное название «За здоровый быт». Были закрыты многочисленные газеты и журналы, направленные на искоренение бытового пьянства. Напротив, в медицинских изданиях появились публикации о том, что умеренное употребление алкоголя полезно для здоровья.

Продажа крепкого алкоголя развернулась повсеместно, его отпускали не только в пивных и ресторанах, но также в столовых учреждений и предприятий. В кинофильмах и спектаклях появились сцены, в которых положительные главные герои в момент принятия судьбоносных решений прикладывались к рюмке водки. В то же время в 1932 году были закреплены отчисления в бюджет государства в размере 50 коп. с каждого декалитра спирта.

С июня 1932 года по постановлению Госкомцен при Совете труда и обороны в продажу поступила пшеничная водка, стоившая в полтора раза дороже прежней. «5 миллиардов мы имеем доходу от водки — или 17 % всех доходных поступлений», — разъяснял в 1932 году суть «новой линии» в питейном вопросе высокопоставленный чиновник Наркомата финансов. С этого времени страна под руководством партии особенно ударно начала крепко подсаживаться на водку.

По данным статистики, только в 1932 году прибыль от реализации водки составила 5 миллиардов рублей налоговых поступлений, что равнялось 17% от всех доходов бюджета. Руководство страны было довольно, казна государства пополнялась. Правда, власти не понимали, что выпускают джина из бутылки, загнать которого обратно будет совсем непросто…

Почему же советские люди так много пили? Причиной тотального пьянства было само советское государство и сама советская система.

Современная наука гласит, что спиваться начинает тот, у которого нет «внутреннего стержня» и стремления развиваться и чего-то достигать в жизни. Именно эти условия «максимально качественно» обеспечивались в СССР — внутренний стержень у личности не мог возникнуть в обществе, основой существования которого было беспрекословное подчинение начальству и идеологии (вырабатываемое еще со школы), а чего-то «достигнуть в жизни» было тоже сложно — потолком развития советского человека была должность инженера в КБ с зарплатой в 200 рублей, дрянная дачка (вовсе не такая, как у великого языковеда и физика) и дрянная же квартирка.

Проще говоря, рядовой советский человек бухал просто от скуки. Выше слесаря-станочника не прыгнешь, никакое своё дело не начнешь, за границу не поедешь, больше 200 рублей в месяц не получишь. Вот и оставалось только, что ездить по выходным на дачу да выпивать с друзьями.

Помимо этого, в советском обществе была крайне высокая толерантность к алкоголикам. В отличие от «проклятых врагов народа», которых запирали расстреливали и сажали в тюрьмы, алкоголики были плоть-от-плоти свои в этой системе — считалось, что «товарищ немного оступился, но он безусловно наш, пролетарий»….

Жильё

В многочисленных советских мифах про сталинские годы постоянно показывают многокомнатные просторные и светлые квартиры-«сталинки», которые якобы совершенно бесплатно раздавались всем советским гражданам. Разумеется, всё это один большой миф — во-первых, «сталинки» строились в крайне ограниченном числе и заселяли в них, в основном, советский «правящий класс» — сотрудников спецслужб и номенклатуру. Обычные граждане тоже заселялись в сталинки, но вот основной концепцией заселения в сталинские годы было не поквартирное заселение, а покомнатное. То есть, в двух-трехкомнатную сталинку селили несколько семей, в каждую из комнат по одной семье. В трехкомнатной квартире площадью в 80 метров могло жить 12-15 человек, которые пользовались одной ванной и ютились на одной кухне.

В первые сталинские пятилетки жилищная программа вообще не предусматривала строительства нормального жилья для рабочих — и поэтому людей селили в наспех сколоченные бараки, которые из-за экономии транспортных расходов чаще всего возводились прямо возле предприятий — прямо в окна летела окалина с заводских вагранок и копоть из заводских труб.

Именно деревянный барак и был самым массовым жильём в сталинские годы — их было построено намного больше, чем номенклатурных кирпичных «сталинок». Что из себя представляло это жильё? Бараком называлось длинное деревянное строение в два этажа — одноэтажный барак было строить нерентабельно, а трёхэтажный — небезопасно. У барака был один вход, который размещался чаще всего в центре фасада здания. Налево и направо от входа шли длинные коридоры, за которыми располагались комнаты.

На каждом этаже барака были одна, две, три или более общих кухонь — и это были единственные помещения в доме, где была вода (разумеется, только холодная). В кухне располагался ряд раковин для мытья посуды и ряд плит на твердом топливе — их топили дровами, торфом либо углём. Туалеты располагались на улице (обычные выгребные ямы), душа и ванной в бараках не было вовсе — обычно в рабочем посёлке была баня, куда ходили раз в неделю или реже. Для группы бараков была также так называемая «кубовая», где можно было брать горячую воду.

Жилые комнаты в бараках были небольшими — по 12-15 квадратных метров, отопление было печным — причем некоторые печи могли топиться не из комнаты, а из общего коридора — за их состоянием мог следить комендант барака. В одну комнату обычно заселялась одна семья вне зависимости от количества её членов — в комнате 12-15 метров могли ютиться бабушка с дедом, отец с матерью и двое-трое детей.

Вот это, собственно, и было то самое «массовое бесплатное жильё», которым так любят гордиться фанаты СССР.

Питание

В 1939 году вышло первое издание «Книги о вкусной и здоровой пище», где обычным советским гражданам рассказывали, как правильно делать оливье и винегреты, а также «рассольник домашний» и «свекольник московский». Предисловие к книге о вкусной и здоровой пище и её преимуществах над всеми другими видами пищи написал якобы сам великий диетолог и гастроэнтеролог, а украшали книгу многочисленные подретушированные фотоснимки скатертей-самобранок.

На самом деле рацион абсолютного большинства обычных советских граждан в сталинские годы был далёк от меню, описанного в «Книге о вкусной и здоровой пище» — она описывала меню крайне ограниченного количества семей, которые могли себе позволить «спецпайки» и хороший стол. Чем питались остальные граждане?

Основу советского рациона питания в сталинские годы составлял хлеб — в те годы его продавали на вес, и граждане часто покупали его в большем, чем это нужно, количестве; если дома будет хлеб — с голоду не умрешь. От хлеба всегда оставляли корки, которые собирали в большие полотняные мешки — на случай возможных перебоев с поставками хлеба. Вторым популярным продуктом была картошка — из неё выдумывали всевозможные блюда, но чаще всего просто варили в мундирах — картофельная кожура также считалась ценным продуктом. Третьим популярным продуктом были крупы — из круп и картошки тоже изобретались всякие блюда, вроде различных похлебок, затирок и прочего подобного.

Именно в сталинские годы (после сворачивания НЭПа) в СССР начался дефицит нормальной белковой пищи (который с переменным успехом продолжался до 1991 года) — нормальное мясо было невозможно купить в магазинах, рыба тоже была в ограниченных количествах, разве что время от времени на полках появлялись рыбные консервы — кстати, отчасти именно потому, что вся остальная пища была крайне скудной и бедной белком, пожилые люди вспоминают советские консервы как нечто «волшебное по вкусу». Попробуйте месяц не поесть белка — даже самая дешевая килька покажется вам невероятным гастрономическим откровением.

Что представляло собой типичное городское меню в 1930-е годы? Утром — рисовая каша, хлеб и чай. В обед — картошка в мундирах, чай и хлеб. Вечером, после работы — какая-нибудь похлебка с хлебом, либо просто черный хлеб с маслом и с чаем. Фруктов и овощей почти не было. Не было также абсолютного большинства продуктов, которые хорошо вам известны и привычны. Если бы обычные люди из сталинских лет попали в любой наш супермаркет — они решили бы, что попали в какой-то фантастический королевский дворец из сказки.

Работа

Несогласных с курсом партии и правительства в сталинские годы ссылали в лагеря, но и жизнь обычных рабочих часто напоминала тюрьму. С 1938 года 20-минутное опоздание на работу каралось крупным штрафом, за три опоздания человека отправляли в лагерь. Люди с высшим образованием (инженеры) не имели права увольняться по собственному желанию — такой нормы попросту не существовало в советском трудовом законодательстве.

В целом всё, что происходило в сфере работы в сталинском СССР — больше напоминало времена крепостного права и даже хуже — был осуществлён громадный правовой откат в сравнении с временами до 1917 года. Рабочих буквально «привязали» к предприятиям, в 1936 году были введены «трудовые книжки» — которые в СССР стали элементом порабощения и кабалы — с «плохой записью» в трудовой книжке человек не мог получить нормальной работы, чем часто пользовалось начальство — шантажируя работников и заставляя их работать сверх нормы.

В сельском хозяйстве ситуация была не лучше — людей принудительно загнали в колхозы, где заставляли работать за «трудодни» (галочки в трудовой); в сталинские годы колхозники не имели паспортов и существовали, фактически, на правах государственных крепостных — без права переезда, без права смены вида деятельности и так далее.

И на промышленных предприятиях, и в сельском хозяйстве были также установлены непомерные «нормы выработки» — которые часто превышали все разумные пределы. Была целая всесоюзная пропагандистская кампания, направленная на то, чтобы заставить людей пахать ещё больше — всякие там «стахановские движения» и прочее.

Если подвести итог — то на работе обычный советский человек имел только обязанности (за малейшее неисполнение которых грозил штраф либо лагерь) и крайне ограниченный список прав — вроде права выбрать секретаря комсомольской ячейки, что подавалось как дивное и прогрессивное советское изобретение.

Добавьте к этому жизнь в бараке, питание хлебом с картошкой, а также общую атмосферу недоверия, доносительства и пропаганды — и вы получите практически полную картину жизни в сталинском СССР.

И дополнение — воспоминание очевидца:

Моя бабушка 1927 года рождения хорошо помнит своё детство и юность, проходившие в сталинские годы.

Часть её родственников жили в селе (простые крестьяне-колхозники), часть — в городе (заводские рабочие).

Итак, жилось ли хорошо при Сталине простому русскому человеку?

Нет. Жилось очень плохо, бедно, голодно — до войны, во время войны, после войны. В те времена большая часть населения СССР жила в сёлах, часть перебиралась в города на производство — не потому, что там были очень хорошие условия, а потому что в селе сталинский режим устроил сущий ад. Бабушка часто навещала сельских родственников и видела, как они живут.

Итак, в русском селе сталинской эпохи

— ни у кого не было фруктовых деревьев: тоталитарное государство облагало селян безумными налогами, отбирая по n-адцать кг с каждого зарегистрированного дерева. Кто не мог выплатить этого неофеодального оброка, попадал на проработку силовыми структурами или отправлялся в ссылку. Люди собственноручно вырубали все фруктовые деревья, чтобы сталинские чиновники их не отмечали как источник оброка.

— скота и кур у людей было очень мало. Причина та же: государство требовало выплачивать оброк яйцами, молоком и мясом. Село бездумно разрушали, живущие там люди голодали, все отобранные у них продукты шли на продажу за границу, чтобы у государства были деньги на ту самую индустриализацию. В селе, хоть и непосредственно «на земле», а жили впроголодь, очень бедно. Как при царизме, такие доступные сегодня даже последнему бомжу вещи, как непромокаемая обувь или тёплая одежда, были у людей редкостью. Например, бабушка не могла зимой ходить в школу на занятия, потому что в семье не было лишних тёплых сапог.

— сельским не выдавали паспорта, а без паспорта было запрещено перемещаться внутри СССР. Выбраться из села в город во все эти годы — аж до хрущёвской оттепели, когда начали выдавать паспорта сельским и строить доступные простым людям хрущёвки, было очень сложно. Люди перебивались, как могли — и до войны, и во время войны, и после войны — без мяса, без фруктов, зачастую даже без хлеба: пшеница, опять же, изымалась государством для продажи. Ели бузину, варили крапиву, со страхом собирали остатки злаков, не собранные на колхозных полях.

— как результат, народ был бесправен и обессилен, сельское хозяйство было «доведено до ручки». Несогласные с таким положением вещей исчезали в НКВД, по наводке соседей и знакомых. Бабушкины родные тихонько обсуждали и бранили «вождя всех народов» на кухне, зная, что бабушка умеет не проговориться об этих разговорах другим.

— городским жилось немногим лучше. Были пайки для рабочих, была работа и копеечные зарплаты при копеечных ценах на продукты в городах. Но не более того. Мать моей бабушки на производстве полностью посадила зрение, ей не выплачивали за это никакого пособия. Как в условиях современного нам дикого капитализма — выработали человека и выбросили. Отец бабушки умер от очень плохого питания и отсутствия адекватной медицины ещё до войны.

Итак, при Сталине простому человеку жилось плохо. Даже очень плохо, если сравнить с сегодняшним днём. когда даже у последнего безработного может быть мобилка, обувь, зимняя куртка, мясо, фрукты и вдоволь хлеба в рационе — пусть даже найденные на свалке.

Бабушка ненавидела Горбачёва — за развал СССР, за ельцинский полный распад 90-ых, за еду по карточкам в 80-ых и дефицит на всё, даже на туалетную бумагу, за многосуточные очереди. При всём при этом, она говорит, «При Сталине было ещё голоднее, ещё тяжелее. Кроме того, Горбачёв никого не ссылал и не расстреливал, он просто был дурак. А Сталин — «рябой», как его называли в народе — был безумец».

Так что, испытывая тёплые чувства к СССР, она, как объективный очевидец, описывает сталинские годы как однозначно кошмарные для простого русского человека…

***

На основе интернет публикаций: 

http://polit.reactor.cc/post/3531014

https://www.livejournal.com

https://historicaldis.ru

http://topast.ru

https://pikabu.ru

***

Интересно? Не забудь поставить оценку и подписаться!

Источник: Конт



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Автомобиль более уязвим для злоумышленников, нежели квартира: глухую бронированную дверь с хитроумными замками на него не поставишь. Да и взламывать замки или лезть в карман автовладельцу за ключом угонщику уже не нужно: он без труда получит слепок этого ключа, даже и не прикасаясь к нему, после чего спокойно откроет дверь, заведет машину и уедет на […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы