Украина и международное сообщество должны уже готовить новый пакет особых санкций за игнорирование РФ решения Международного трибунала ООН по морскому праву и удержание в плену захваченных в Керченском проливе моряков в ноябре прошлого года.

Согласно принятому решению, задержание трех военных кораблей и 24 военнослужащих на борту является грубым нарушением иммунитета, которым пользуются военные корабли в соответствии с конвенцией ООН по морскому праву. Суд указал, что захваченные моряки находятся под защитой ст. 4 (А) и 4 (А) (4) третьей женевской конвенции и ст. 43, 44 дополнительного протокола I.

Москва же продолжает играть на разобщенности стран Запада на фоне конфликта Германии с США по «Северному потоку – 2», тянет время для завершения надуманного уголовного дела против военнопленных моряков в «обход» решения трибунала.

Россия продвигает мантру: «Нет наказания за неподчинение международного суда». Так обосновывал Кремль свою позицию еще в 2013 году в деле Greenpeace (Нидерланды против России). В качестве оправдания РФ взяла на вооружение нарратив о том, что государства сами де-факто решают, будут ли они признавать решения и юрисдикцию того или иного органа ООН. По крайней мере, именно такое обоснование поддержал судья Роман Колодкин во время голосования и вынесения решения о принудительных мерах.

Очевидно, Москва будет пытаться склонить международное сообщество к тому, что она в полном праве не только признавать или не признавать юрисдикцию, но также и признавать или не признавать отдельные судебные решения, что само по себе нонсенс и противоречит международному праву. Во всяком случае, мы уже имеем реакцию и заявление пресс-секретаря РФ Дмитрия Пескова о том, что вердикт трибунала ничего не меняет, а депутаты Госдумы Руслан Бальбек, Александр Молохов, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству РФ Андрей Клишас, вовсе объявили: «…решение не стоит и гроша».

В попытке сгладить эмоциональные, но юридически неграмотные высказывания чиновников РФ выступил профессор МГИМО Российской Федерации Дмитрий Лабин, разъясняя, что: «…неисполнение не повлечет никаких санкций и уж тем более выхода России из-под действия конвенции. Более того, в этом контексте Россия не понесет ощутимых потерь и не обязана участвовать в процессе, даже невзирая на принцип pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться)».

Все просто, власти РФ убеждены в том, что раз нет органа, способного отслеживать выполнение решения трибунала, то исполнять его не обязательно, ведь функция трибунала заканчивается вынесением решения и таковым и остается. И не выработано международным правом ни одного механизма по принуждению соблюдения решений.

7 июня 2019 года Россия в очередной раз показала, что она думает о безопасности и международном праве, осуществив неожиданный маневр, чуть не приведший к конфликту с США из-за возможного столкновения двух боевых кораблей: противолодочного корабля РФ «Адмирал Виноградов» и крейсера » Чанселорсвилль» Тихоокеанского флота США в Филиппинском море.

Военные США, в частности, экс-капитан ВМФ США Карл Шустер считает, что Путин отдал прямой приказ российскому ВМФ при всякой возможности оказывать давление на американские корабли и всячески их провоцировать. Это также подталкивает к мысли о том что, президент РФ также дал прямое указание уклоняться от решения Международного трибунала ООН по морскому праву.

В этой ситуации Украине пора переходить в контрнаступление и инициировать заседание Совбеза ООН для принятия специальной резолюции по принуждению РФ к исполнению решения Международного суда. Понятно, что РФ наложит вето на подобную резолюцию, однако наша страна получит политический карт-бланш для усиления санкций против морской и нефтяной сфер РФ.

Кроме того, это создаст политический плацдарм для введения Украиной временных мер согласно ст. 60 Венской конвенции 1969 года и ст. 51 Устава ООН, приостановив действия или полностью расторгнув договор 2003 года между РФ и Украиной по Азову.

Так, действуя в соответствии с разделом 1 части 2 конвенции 1982 года, огласит установление 12-мильных территориальных вод, которые должны отсчитываться от исходных линий, координаты которых будут обозначены в соответствии с вербальной нотой №663, переданной генеральному секретарю ООН еще 11 ноября 1992 года.

Одновременно с обозначением границ своих территориальных вод Украина может установить 24-мильную прилегающую зону и заявить о ширине своей морской зоны и континентального шельфа. В таком случае пространства Азовского моря за границей территориальных вод обретут статус вод открытого моря, а Керченский пролив в соответствии с частью 3 конвенции будет иметь статус пролива, который используется для международного судоходства.

С точки зрения санкций необходимо поставить вопрос и о введении ограничений против морской инфраструктуры российских трубопроводов, портов Азова, а также учреждений, которые обеспечивают сертификацию иностранных судов с их последующей регистрацией «под флаг» РФ и предоставляют услуги иностранным операторам для коммуникации с закрытыми портами АРК.

Источник: Дмитрий Тымчук / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Президент Украины Владимир Зеленский рассказал, о чем заговорит при встрече с российским лидером Владимиром Путиным. Во время интервью журналист немецкого издания Bild спросил у Зеленского, что он скажет Путин при первой встрече. «Начнем с того, что Донбасс и Крым – это Украина», – ответил Зеленский, добавив, что надеется на скорое возвращение полуострова. Касаясь урегулирования ситуации […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы