В Екатеринбурге местная власть во исполнения повеления Путина проводит с общественностью встречу, на которой обсуждается процедура выявления общественного мнения относительно дилеммы храм/сквер. Мэр города настаивает на опросе, общественность — на референдуме. Основные аргументы за опрос — мы его проведем быстро, а вот референдум — дело долгое, до осени не управимся. Общественность задает резонные вопросы, среди которых два главных — отсутствие доверия к власти и е манипуляциям и второй, сугубо юридический — опрос имеет рекомендательные последствия, референдум — обязательные.

Понятно, что власть в тупике. С одной стороны, есть указание из-под облаков: опрос и точка. С другой — можно получить новую волну возмущения и неизвестно, какой интенсивности. Люди почувствовали первую, пусть и слабую, победу, а это всегда вдохновляет. Есть и третья сторона происходящего — местные олигархи, которые и инициировали весь конфликт. Они, понятно, ждут от властей, что те любой ценой доведут дело до проплаченного ранее результата. Сковородка, на которой приходится вертеться городскому мэру, на которого и свалили ответственность за происходящее, весьма горяча.

Через крошащийся бетон полностью неадекватного управления страной постепенно пробивается жизнь. В разных проявлениях — то через протестное голосование, прокатывающее кремлевских назначенцев, то через сугубо локальные конфликты вроде мусорного полигона или уничтожения городского сквера. В принципе, это единственная альтернатива гражданской войне, как бы это не показалось странным. Истошные вопли "не допустим майдан" — они как раз ведут к гражданской войне, так как власть может взаимодействовать с обществом в конфликтных ситуациях лишь по двум сценариям — разговаривать или вызывать из Сирии авиагруппу и бороться с терроризмом на ближних подступах по отработанной схеме — через бомбардировки больниц, школ, истребление женщин и детей. Грубое и наглое навязывание решений — прямой путь именно к гражданской войне.

Другой вопрос, что у нынешней российской власти есть свой предел прочности: авторитарные режимы имеют очень небольшой диапазон по гибкости. Поэтому путинский режим не приспособлен к нормальному диалогу с обществом. Ему придется решать вопрос — либо заканчивать эту вашу демократию и давить, либо начинать собственную внутреннюю трансформацию. Которая неизбежно закончится его крахом.

Проблема в том, что простое решение — давить — ему уже почти не под силу. Слишком много болевых и конфликтных точек во взаимоотношениях власти и общества, при этом внутри самой власти идет ожесточенная борьба. А война на два фронта — это всегда поражение. Идейный предшественник нынешнего режима, победу над которым в 45 году он присвоил почему-то себе, тому прямое подтверждение. Инстинктивно власть старается избежать этого сценария, но выбор всё равно придется делать. Или война с собственным народом и гарантированный крах в конце, или добровольная трансформация — и тоже гарантированный крах в ходе нее.

Выбора на самом деле нет — есть просто два разных способа, как путинский режим уйдет в историю. Громко и с кровью или тихо сгниет в своем болоте, распадаясь на продукты гниения. Пока выбор не сделан, но то, что происходит в Екатеринбурге, в Архангельске — это менее травматичный для страны вариант по последствиям. Хотя вопли про майдан являются его неизбежным спутником.

ПС. Мэру задали вопрос: почему организация референдума в Крыму заняла две недели, а в Екатеринбурге потребуется полгода. Мэр загадочно улыбнулся. А чего тут отвечать?

Источник: Эль Мюрид



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Бывший сотрудник администрации президента Петра Порошенко Владимир Горковенко, которого новый президент Владимир Зеленский уволил с должности члена Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания, подал на него в суд с требованием признать противоправным решение об увольнении. Об этом Горковенко сообщил на своей странице в Facebook. По его словам, исковое заявление расписано на девяти страницах. «Во-первых, […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы