Вот здесь — ведущая Выскочка, с сильной Ученицей. То есть чтение не для слабонервных, сразу предупреждаю.

Все у нее особенное и превосходное, слив стремительный, падение абсолютное, аддикция грандиозная, мужчина печорин, а сама она «истинная рапунцель, прошедшая 9 кругов Ада».

Как вы понимаете, история заурядная, автор унылая, мужик самый обычный, онегин, только корона у автора величественная и письмо ее бесконечно длинное. Все остальное совсем мелкое, даже любовь ее не аддикция, а ерунда какая-то.

Разбирайте сами, пожалуйста.

iamami14

Здравствуйте, уважаемая Эволюция! Спасибо большое за Ваш труд.

Читаю Ваш блог полтора года, за это время мне удалось наладить отношения с некоторыми близкими людьми после затяжных выяснений отношений – избавилась от чувства вины, поняв, что минусом в них была именно я.

Но, к сожалению, со своей главной проблемой я не могу справиться уже больше года. Моя аддикция развилась достаточно быстро, Жаба съедает меня и до сих пор стремительно растёт. Я прошла 9 кругов Ада и, кажется, до сих пор хочу ещё. Простите, сократить письмо так и не вышло – как истинная рапунцель, не могу рассказать о [скорее всего] печорине кратко.

Сама учусь на журналиста в престижном вузе на бюджете, по совместительству – работаю по специальности (зарабатываю пока что не много, живу с родителями). Лицо посредственное, фигура спортивная.

В. – из состоятельной семьи юристов (и учится на юриста – родители настояли, хотя говорил, что это не его). Умный, красивый, высокий, талантливый и загадочно-обаятельный.

Мы ровесники (когда началась эта история – нам было по 17). Начали тесно общаться сразу после окончания школы. Все эти годы я привыкла считать его недалеким, к тому же молчаливым и не особо приятным человеком. До этого мы были будто абсолютно из разных миров и просто не пересекались – мне казалось, что нам с ним и говорить было не о чем (я всегда была «отличница-комсомолка-спортсменка», а он – двоечник и хулиган). Однажды я написала ему по орг. вопросу, а он ответил непривычно живо и с радостью. После этой краткой переписки начались его ежедневные «доброе утро» – «спокойной ночи», круглосуточные переписки и прогулки каждый вечер (инициировал всегда сам). Меня это очень удивляло. Да и как тут было мне-рапану не заподозрить его симпатию (ведь никто до него не вёл себя так активно)? Оказалось, что он на самом деле очень начитанный и эрудированный, и общих тем у нас было более чем достаточно – особенно по поводу творчества (о да, «он мне подходит»).

В. никогда не нравился мне внешне, хотя все вокруг твердили, что он красавец. Но буквально спустя месяц общения этот высокий (под 2 м) статный кареглазый брюнет уже действительно сводил меня с ума (я называла его «бесом», а он только лукаво улыбался). Я просто диву давалась, как раньше могла не замечать его красоты. Буквально в каждом его движении читалась уверенность, у него было отличное чувство стиля и что бы он ни надел – это было ему к лицу. Он ассоциировался у меня с огнём – стихией, которой я боялась больше всего; был очень спонтанный и пылкий, и мне всегда было удивительно, как этим может обладать такой немногословный человек (я всю жизнь расплёскивала свою энергию и была выскочкой – не могла смолчать, если что-то знаю по теме, а он – молчал, даже когда знал). Мне очень нравились принципы и мнение В. на разные темы, он рассуждал здраво и всегда вёл себя благородно. Говорил, что никогда не простил бы измену, что ненавидит, когда его умоляют или пытаются принудить к чему-то. Мог преспокойно в общей компании встать и уйти, если вдруг ему что-то не понравилось, на любые грубости и колкости – отмалчивался, улыбаясь, или остроумно отшучивался, но никогда не участвовал в обмене гадостями.

В. будто читал мои мысли и очень быстро мы стали лучшими друзьями (это признавали оба). Разумеется, я к тому моменту уже по уши влюбилась и, как истинная рапунцель, пыталась это скрывать (думала, что этого не видно). Что бы он ни делал – всё у него так здорово получалось (или это уже просто была его высокая СЗ для меня). Научился за это время отлично играть на гитаре, красиво пел, ещё и готовил очень вкусно (часто меня угощал). С большим уважением относился к девушкам, всегда становился на защиту и утверждал, что обижать женщин – это низко для мужчины. Он был настолько галантным, так заботился обо мне и проявлял нежность (как мне казалось), что из своей башни я выпрыгнула сама и в любой момент была готова на него наброситься – только бы он дал знак.

Все вокруг твердили мне, чтобы я не теряла бдительность, потому что он «бабник». Я правда слышала от общих друзей, что у него было очень много девушек, но не особо верила – знала, что в нашем возрасте парни любят об этом привирать. Но несколько моих знакомых когда-то с ним встречались, и все они говорили о нем со злостью и обидой. Он и сам часто говорил, что боится сделать мне больно, очень дорожит мной и утверждал, что он – «плохой человек». Однажды я спросила, правда ли, что у него было 24 девушки, на что он ответил – «да», и добавил, что теперь я, наверное, тоже считаю его бабником. Но я сама просила о них рассказывать (наивно полагала, что смогу научиться на их ошибках). Оказалось, что в 15 у него случился первый сексуальный опыт с 23-летней, и что почти все его девушки были хотя бы на год старше. Говорил, что даже не со всеми спал и искал девушку для длительных серьезных отношений, но часто бросал их буквально за пару недель, потому что ни одна из них на эту роль «не подходила». На тот момент у него была девушка (первая, кто был на 2 года младше него), в которую он был влюблен, и это было заметно. В. дарил ей цветы и говорил, что Н. – единственная, на ком бы он женился раньше, чем в 30 лет.

Когда я впервые приревновала его и что-то высказала (будто имела право), он мягко, но прямым текстом сказал мне: «Солнышко, я безумно люблю вас обеих, но Н. – как девушку, а тебя – как подругу». Тут нужно было отлипнуть (сейчас вижу), но, разумеется, тогда меня это не остановило. Видя отношение Н. к нему (она его откровенно динамила, даже согласившись встречаться) думала, что мои «терпение и труд всё перетрут». В. и сам видел её мороз и говорил, что ей, похоже, просто льстит, что мальчик постарше за ней бегает (при этом продолжал ей говорить о своих чувствах).

Тем не менее, он любил ни с того ни с сего позадавать мне вопросы вроде «дождалась бы меня из армии?», «бросила бы меня, если бы я стал инвалидом?» и т.д. Однажды предложил разыграть общего друга – притвориться, что встречаемся. Разумеется, все это я бережно складывала в шкатулку. Когда уходили вдвоём гулять по ночному лесу, крепко обнимал меня и говорил: «если бы мы были парой, наверное, никогда бы не ругались». Когда вернулся из долгой поездки, очень хотела его поцеловать, но как только он наклонялся к моему лицу – отворачивалась, потому что боялась окончательно свихнуться после поцелуя. Тогда он говорил «не похоже, чтобы ты соскучилась» и держал физическую дистанцию – естественно, после этого я сама лезла в объятия.
Поцелуй, конечно, все равно случился – он притянул меня к себе в ночном лесу при полной луне, когда мы сидели в обнимку и я «намекнула» глупыше, что он «у меня в сердце» (теперь вижу, как часто щипцевала).

Под конец лета (и спустя 3 месяца нашего общения) Н. его все-таки бросила со словами «прости, люблю как лучшего друга». Было видно, что ему очень плохо – разумеется, я всячески пыталась поддержать (как истинный коврик – слушая, как он её любит). Но тем же вечером мы, как обычно, гуляли по лесу и он снова меня поцеловал – длилось это полтора часа беспрерывно и я была счастлива. На следующий день он предложил встречаться – разумеется, я согласилась.

Но после этого В. стал все чаще вспоминать Н. (говорить старался меньше, но был хмурый как туча) – я понимала, что его чувства к ней стали только сильнее, и мне от этого было невыносимо больно. Однажды даже попытался броситься с крыши – вовремя ухватился за край, отделавшись ушибом рёбер. Как позже признался – из-за неё. Но несмотря на всё это, я делала все глупости, какие только можно было, и по моей инициативе мы тогда впервые переспали (он был моим первым).

После этого весь год мы неизменно гуляли по вечерам, обсуждали все на свете, но чем дальше – тем чаще стали ругаться на ровном месте. Однажды (ещё осенью) он намекнул мне, что девушки у него сейчас нет и он ничего не хочет.
Так я скатилась в секс-онли – мы часто спали, и я много раз говорила себе, что это нужно прекращать, потому что он просто пользует меня в своё удовольствие, видя мою зависимость. У него всегда было минимум 5-6 поклонниц параллельно, которые с радостью запрыгнули бы к нему в постель, но тогда, видимо, он слишком был зациклен на Н., чтобы заниматься другими, а я сама прилипла и была «раком на безрыбье». Хотя, естественно, мне с ним очень нравилось, и он, как оказалось, пробовал уже много нестандартных вещей (особенно на наш возраст). Как бы там ни было, поначалу он всегда старался меня удовлетворить, интересовался, что мне нравится, а потом уже думал и говорил о себе. Я только крепче к нему привязывалась и остановиться никак не могла (да и не хотела).

В. всегда оставался для меня загадкой и парнем-мечтой. С поступлением в университет у него появилось много новых знакомых девушек, которые то и дело ему написывали и звонили. К нему (при мне) подходили знакомиться и сами оставляли номера телефонов, хотя он просто мог молча стоять на остановке. Я знала, что он востребован и сильно ревновала, он начинал уже в открытую рассказывать мне о своих старших «подругах» (как он их называл), хотя я догадывалась, что он с ними спит параллельно. Я злилась и на него (за то что он «такой»), и на себя (за то, что мне не хватает сил отстать от него), но очень боялась его потерять – понимала, что мне это общение нужно куда больше (вернее, только мне оно и нужно).

От прежней нежности и заботы не осталось и следа – он все чаще зло подшучивал надо мной, звал на наши прогулки кого-то ещё из общих друзей (я, как рапан, была этим недовольна, но помалкивала). Я вцепилась в его штанину, хотя чувствовала, что дела плохи и скоро меня пошлют. Но был момент, когда с В. случилась беда (операция на ноге – месяц не ходил) и я навещала его каждый день, рассказывала новости, приносила вкусности, и в какой-то момент мне показалось, что все стало «как раньше». Тогда он позвал меня вместе отпраздновать Нг у него дома (он, я и его мама, с которой мы всегда были в хороших отношениях). Та ночь показалась мне волшебной – мы вместе смотрели фильмы, держась за ручку, а всё утро целовались, он нежно гладил моё лицо и шептал, что я особенная. После этого его будто подменили – он снова стал писать каждый день, разговоры стали более тёплыми и откровенными, снова секс каждые несколько дней (до этого его уже практически не бывало). В. начал говорить, что я его «приворожила» и что хочет жить со мной, как только съедет на свою квартиру (наверное, его благодарность / чувство долга + опять мои щипцы).

Я летала на крыльях, но сказка длилась недолго. Буквально спустя месяц (как только стал на ноги) он снова охладел и несколько раз жестоко пошутил надо мной (то пропал на неделю, потом рассказал историю, будто он попал в больницу из-за наркотиков – я рыдала и не находила себе места, то незадолго до этого ходил в больницу и соврал, что ему диагностировали рак). Понимаю, что ему была забавна моя реакция, но мои кислые щи после этого всего, разумеется, его раздражали – он приходил мириться сам, извиняясь в переписке, но в реальности – молчал. Потом уже и онлайн не извинялся. Из ерунды – мог прийти под мой дом под предлогом «вынесешь мне кофе? Ты говорила, что делаешь очень вкусный латте». Я вынесла, мы вместе выпили его, он улыбнулся, поцеловал в макушку, внезапно развернулся и ушёл. Написала: «что это было?» Ответил: «О чем ты? Ах, да, спасибо за кофе». Конечно, я смертельно обиделась, ведь думала, что мы пойдём гулять, но после таких вещей башню мне рвало ещё больше – я всё сильнее влюблялась.

Дошло до того, что мои родители пытались забирать телефон, чтобы я хотя бы час с ним не переписывалась, лучшие друзья пытались убедить, что мне нужно перестать с ним общаться, потому что я ему безразлична. Разумеется, все было без толку. У меня и в мыслях не было других парней — ни о ком не могла больше думать.

Перед моим Др В.спросил, что мне подарить, а я решила щипцами вытянуть что-нибудь вроде серебряных украшений, которые он всегда дарил на праздники любимой Н. Говорю: «что-то, что я смогу носить, и что напоминало бы о тебе». В итоге, на мой Др он подарил мне майку с одной группой, которую мы оба слушали (и потом в ответ на мои щипцы про его (не)внимание сказал: «я мог бы купить травы, но купил тебе подарок»).

Он стал ещё чаще употреблять (всегда баловался лёгкими наркотиками), а я начала переживать. Но когда я спросила о подарке на его Др, молча показал фотку красивой каменной трубки для курения марихуаны. Я взбунтовалась и сказала, что этому никогда не бывать и я не собираюсь покупать подарок, который «поможет ему себя убивать». Он усмехнулся, сказал: «как хочешь, тогда можешь ничего не дарить». В итоге я, дура, всё равно презентовала ему эту трубку, он горячо поблагодарил и признался, что попросил на Др именно это, чтобы проверить – нарушу я своё слово или нет (об этом я даже не подумала). Мы занялись сексом, после чего он сказал: «как хорошо иметь такого друга». Корона в очередной раз с грохотом свалилась, а я, разумеется, стала щипцевать ещё больше. Но, видимо, как рабыня я его тогда ещё устраивала.

Позже В. стал придумывать поводы, чтобы перестать общаться (то увидел, как я гуляю с его лучшим другом и кинул пику «это конец, иди гуляй дальше», то «ты уделяешь мне мало внимания», то в ответ на мои щипцы – «раз ты считаешь меня таким плохим человеком, то мне неприятно дальше с тобой общаться» – и мы ругались, потому что я чувствовала, что причина не в этом). Мы больше не спали (он даже не намекал), общение свелось к одному «спокойной ночи» с моей стороны каждый день. До этого он говорил, что не может общаться из-за «проблем» («каких?» – «тебе не понять»). Я в упор не видела, как сильно достала его и впадала в панику от одной мысли, что потеряю его.

В какой-то момент он переименовал меня в контактах на «разочарование» и показал мне, сказав, что я в его глазах сильно опустилась и отправил мне график, на котором моя кривая «в его глазах» стремительно опускалась на дно (сейчас понимаю, что это была моя СЗ для него и это было из-за отсутствия самоуважения). Говорил, что это из-за моего поведения, а когда просила обьяснить – съезжал, а потом начинал говорить, что ему не хватает моего внимания (я в это время щипцевала и скалила тем, что его «отношение ко мне изменилось»).

Дальше случилась ситуация, за которую я презираю себя до сих пор (и не могу избавиться от чувства отвращения к себе). Я подвернула ногу и еле ходила (родители уехали в отпуск). Он, узнав, пообещал навестить на следующий день (наверняка снова мои щипцы). Я тогда весь вечер ждала, когда же он напишет / позвонит сказать, что зайдёт, но он, видимо, вообще забыл об этом. Естественно, я снова достала щипцы и напомнила. Через полчаса он пришёл со сладостями, хотя я видела, что спешит куда-то. Пожурил, что я его «настолько презираю, что отхожу за километр» (пыталась не сорваться и не начать к нему лезть). Но проходит пара минут – и я снова в его руках, уже таю от поцелуев. В итоге я сама стала раздеваться, пока он с улыбкой не спросил «что ты делаешь?»
Я: Хочу тебя… (спала только с ним, а последний раз был за 3 месяца до этого)
Он: Я могу быстро кончить и не уследить. Защиты нет.
(Мы не предохранялись – он уговаривал на это, а я, дура, соглашалась)
Я: Почему? (Он обычно долго держался)
Он: Я под травой.
Я: Тогда зачем же ты… [стал меня возбуждать]?

Он в ответ лишь мягко надавил мне на плечо, давая понять, чего хочет. Я возмутилась и на лице моем явно читались кислые щи. Я ненавидела его в тот момент, но… Да, сделала ему минет, а потом сама же сказала «проваливай». Он пытался как-то оправдаться, говорил «за мной должок», потом пытался обнять меня на прощанье, но я оттолкнула и хлопнула дверью. Как Вы писали, «села в лужу» и сама же на себя разозлилась.
А через пару дней в переписке В., не подумав, сказал, что в тот день ничего не употреблял – пошутил.
Когда повисла пауза – понял, что ляпнул лишнего, пытался что-то объяснить, но я перестала отвечать. Поняла, что он настолько меня уже не хочет, что готов придумывать любые отмазки – корона снова с грохотом свалилась и всю ночь до утра я прорыдала.

Чуть позже он увидел меня (хотя, скорее всего, ему передали наши друзья) с подругами и вином, и стал очень жестоко шутить. Сказал, что ему противны пьющие «существа» (я ради него не пила на тот момент уже год, хотя сам он – наоборот, выпивал всё чаще), потом – что я стала вести себя как «последняя сука». Это было не первое оскорбление за то время, но меня очень сильно задело. Вообще стал очень жестоко вести себя со мной и подстегивать даже за то, что сначала называл во мне милым (маленький рост, например).

Финальным аккордом стал случай, когда он уже второй раз, видя меня на горизонте, просто подорвался и ушёл из компании наших друзей на улице. Как он говорил после первого такого раза, «по приколу». Извинялся, говорил, что это было некрасиво и больше не повторится, что не хотел меня обидеть.

Потому после второго такого раза я решила не ждать извинений и просто заткнулась. Он не писал тоже. Мне стоило титанических усилий не тянуться к телефону, поначалу плакала и скучала, но так прошло полгода. За это время он писал пару раз какие-то ерундовые вопросы вроде «что твоя подруга делает на вечеринке?» или присылал термины из тестов в универе (касались моей специальности), чтобы помогла. Я отвечала парой слов или не отвечала вообще. Было очень тяжело, но дистанция делала своё дело и меня немного отпустило – я снова занялась собой и учебой, устроилась на работу по профессии. Как отметили друзья, вновь стала похожа на прежнюю себя — энергичную и улыбчивую. Прекрасно понимаю, что это было не экологично и мое молчание стало щипцами, потому, видимо, он и написал эту самую «простыню» в ночь на мой Др:

03:27
«Поздравляю с Днём Рождения! И с Днём Святого Валентина! Счастья, здоровья… (и т.д.)

03:37
А вообще, серьёзно, поздравляю от чистого сердца. Желаю высоких успехов и запоминающихся достижений. В принципе, нет смысла что-то желать. Ибо ты и так добьёшься всего, чего хочешь.

03:49
И последнее.
Мне жаль, что мы стали меньше общаться. Так что извини за всё, что я сделал не так. Возможно, ты не поверишь, но ты до сих пор в той группе людей, которых я не хотел бы обижать. Но случилось как случилось.

03:59
И, скорее всего, ты меня ненавидишь. Но я был бы рад встретиться. Извини ещё раз

Разумеется, на последнем сообщении сердце предательски стало вырываться из груди. Я еле себя успокоила и ответила только «спасибо» со смайликом. Не уверена, что мой игнор на его предложение встретиться был в границах, хотя последние месяцы общения он действительно позволял себе самые отвратные формулировки и унизительные оскорбления. В любом случае, я прекрасно понимала, что не могу с ним видеться сейчас – снова буду вести себя как дура, прилипну, он быстро поймёт, во что опять вляпался, и все станет только хуже.
Но с тех пор я сложила этот пинг в шкатулку и продолжаю об этом думать все это время (уже полтора года). Может быть, это была глупая ошибка – «поставить точку» и просто замолчать (понимаю, щипцы). Все ещё думаю о том, что лучше было бы ответить на предложение встретиться элементарным «не сегодня», но не игнорировать (хоть и понимаю, что эти мысли уже ни к чему и мои ответы никому не надо).

К счастью, у меня есть любимая профессия и цель, есть мои друзья, которые поддерживали всё это время, и я безумно им благодарна. По крайней мере, я научилась хоть как-то сдерживаться и не ныть о своей «бооооли» близким – они и так уже натерпелись. Они наоборот между делом часто говорят: «Ну ты же смогла взять себя в руки – к В. у тебя давно всё прошло, а ты боялась». Молчу и улыбаюсь, а сама думаю «ах, если бы…».
Успела объездить всю страну за это время, снова полюбить учебу и вернуть стипендию, сменить работу на постоянную и более высокооплачиваемую, стараюсь улучшить отношения с семьей с помощью материальных вложений (в быту от меня все ещё мало толку). Люблю путешествовать и стараюсь не упускать ни единой возможности уехать из родного города (кому я вру – просто пытаюсь сбежать отсюда, хотя от себя не убежишь).

Стараюсь общаться с другими парнями – некоторые пишут, что нравлюсь. Таких правда стало больше в последнее время (даже друзья стали замечать), но объективно – мало кто говорит именно об отношениях, а не просто намеки на потрахаться разок-другой.
Понимаю, что я истинная рапунцель, забирающаяся все выше в свою башню. Оплетаюсь все более густым ЗВ, когда чувствую охлаждение в общении с парнями, да ещё и навязываю сама себе, что «после печорина уже никто не интересен» (будто сама кому-то сильно интересна). Таким как я, наверное, противопоказано делить людей на типы. Ругаю себя за то, что никто не нравится, пытаюсь себя щипцевать – и от этого эти ребята мне становятся ещё противнее (хотя как люди – все хорошие).

И все равно мысленно я очень привязана к В. С тех пор я даже ни с кем не спала за почти 2 года (те несколько раз, что доходило до этого, сбегала в последний момент – становилось противно) – настолько сильна моя аддикция. Только прокручиваю воспоминания в своей голове, представляю его рядом и ращу фигуру, хотя знаю, что у него недавно были серьезные проблемы из-за наркотиков. Какое-то время часто стала выпивать, но сумела взять себя в руки.

И сейчас уже понимаю, что настолько унижалась в этой истории с В., что стало противно и не могу избавиться от омерзения к самой себе. Отдаю себе отчёт в том, что он изначально прямо говорил, чтобы я ни на что не рассчитывала и вся эта «романтика» – мои иллюзии. Понимаю, что ему абсолютно безразлична моя судьба. Знаю, что меняет девушек, как и раньше. Несколько раз пытался вернуться к Н., но она стала встречаться с другим парнем и он прекратил попытки. И все это воспринимаю спокойно (будто могла бы иначе), но стоит мне встретить его на улице… А живём мы через дорогу и бежать мне, неуловимому Джо, некуда. Мы даже не здороваемся (поначалу я пыталась, но «не прижилось»). Здоровается только в общей компании, видит меня на улице – сбегает на другую сторону дороги (хотя, возможно, это уже моя паранойя от короны). Но в такие моменты я особенно себя ненавижу – мне всё ещё мерещится, будто это его отвращение ко мне из-за слива (хотя, скорее всего, над его головой просто до сих пор висят мои щипцы).

Сейчас наш друг снова видел его с девушкой за руку – и я вроде и улыбаюсь на эти рассказы, и понимаю, что все так, как и должно быть, что жизнь продолжается и меня это не касается. Но мой локус – у него, мой локус – в прошлом. Где угодно – только не во мне. И по приходу домой, после очередной случайной встречи – традиционное падение короны и моя истерика. Последнее время стала часто болеть, недавно вообще чуть не попала в больницу от адских болей в животе (как раз после очередного такого срыва). Понимаю, что мой организм уже просто даёт сбой из-за эмоционального состояния. Делаю упражнения на снятие короны и возвращение локуса – помогают, но ненадолго. Возможно, мне стоило бы делать их чаще.

Дорогая Эволюция, я понимаю, что медленно убиваю сама себя, хотя ему всегда было всё равно (даже наш общий друг поведал, что В. жаловался на мою липкость ещё в начале нашего общения). Мне стыдно перед собой за собственный слив – до сих пор, и я часто плачу от бессилия. Одна, видимо, не справлюсь – собираюсь идти к психологу.
Мне всего 20, а я уже чувствую, как утекают в никуда мои силы из-за моего же гештальта.

Что делать – больше общаться с другими парнями, чтобы забыть о нем? Или прокачивать свои опоры и, наоборот – ограничить общение, чтобы закрыть хлеборезку?

С чего начать, чтобы это закончилось?

Спасибо большое, что прочитали.

Источник: Эволюция



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: В Москве 12 декабря в центре изменится схема движения транспорта в связи с прощанием сбывшим мэром столицы Юрием Лужковым. Из-за траурных мероприятий ожидается изменение схемы движения личного и общественного транспорта.   «Автомобилистам стоит учитывать, что с 00.01 мск 12 декабря будет ограничено движение по Соймоновскому проезду, а также по участку улицы Волхонка от Соймоновского проезда до […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы