Игорь Чичкин работал шахтером в Суходольске и сумел добыть три килограмма тротила. Он требовал самолет и миллион долларов.

Громкие теракты и спустя годы живы в памяти людей, особенно тех, кого они коснулись лично. Менее памятны предотвращенные теракты: раз все кончилось хорошо и никто не погиб, то и слава богу. Люди гораздо острее реагируют на плохое, запоминают крепко и надолго.

Захват заложников в Суходольске в феврале 1994 года был как раз терактом со счастливым концом, но помнят его хорошо – и в России, и на Украине. Происшествие было действительно из ряда вон выходящим. Во-первых, заложниками стали совсем маленькие дети – 3-4 года. Во-вторых, необычными были и место действия, и участники событий. Спецоперацию проводили российские офицеры ФСБ и МВД, хотя захват произошел в Суходольске, на Украине. В наши дни Суходольск это уже и вовсе третья страна – частично признанная Луганская народная республика. Три части в прошлом единого могучего государства, разъединенные, а затем и рассоренные между собой.

Когда более четверти века назад произошел этот первый для Украины теракт, никто и представить себе не мог жуткие события 2013-14 годов, войну в Донбассе, появление ЛНР и ДНР. Несмотря на развал СССР, в 90-е годы между Россией и Украиной сохранялись тесные дружеские связи. Вопрос, помогать ли попавшему в беду соседу, даже не возникал.

Захват «Теремка»

Самое начало 90-х, совсем недавно прекратил существование СССР. В России – приватизация, нищета, расцвет криминала, на Украине дела не лучше. Однако теракты еще не были чем-то привычным. А в маленьком шахтерском Суходольске с населением 20 тысяч человек никто даже не верил в их возможность.

Утро 3 февраля 1994 года начиналось как обычно: взрослые шли на работу, дети – по садикам и школам. Но для детского сада «Теремок» этот день стал особенным из-за местного жителя, забойщика шахты «Дуванская» Игоря Чичкина. В анамнезе у Чичкина была черепно-мозговая травма, полученная в ДТП, попытка самоубийства – он выбросился за борт, когда служил на рыболовецком траулере. Потом неудачный брак (жена ушла от него), некоторое время Чичкин лежал в психиатрической лечебнице. А когда выписался, в голову Чичкину пришло роковое решение – отправиться за границу. Точнее – улететь на захваченном самолете. Достать тротил в шахтерском городке труда не составило. Так забойщик шахты «Дуванная» превратился в опасного преступника с садистскими наклонностями – например однажды он убил кошку и выжег ей глаза сигаретой.

Игорь Чичкин, забойщик шахты «Дуванная». В феврале 1994 года он взял в заложники воспитанников детского сада

Когда дети садились завтракать, житель вошел в ясельную группу с грузом взрывчатки на груди. Его лицо скрывала маска. Три килограмма тротила легко превратили бы здание в руины, не оставив никого в живых.

Сотрудники детсада не знали о бомбе и решили, что это розыгрыш. Воспитатель Галина Бабикова попыталась стащить с нежданного гостя маску, но житель ударил ее в лицо. Стало ясно, что это не шутки.

Чичкин требовал 500 тысяч долларов и самолет до Лондона, в противном случае он обещал взорвать самодельную бомбу и «размазать детей по стенам». Позднее он захочет уже миллион долларов, изменится и маршрут полета.

Тот самый Ту-154, на котором Чичкин собирался лететь за рубеж

Когда воспитательница позвонила в милицию, ей сперва не поверили – мол, откуда террористы в Суходольске. Тем не менее, вскоре к садику приехали сотрудники МВД и СБУ. «Снять» террориста снайперским выстрелом было рискованно – в зубах преступник сжимал провода, тянувшиеся от взрывчатки на поясе.

Всего Чичкин захватил девятерых детей, воспитательницу и нянечку. Лететь в Лондон он собирался из Ростова-на-Дону – из ближайшего международного аэропорта. Террорист решил ехать на машине скорой помощи – их пропускали на трассе и практически не проверяли на границе.

Перед выездом преступник отпустил большую часть заложников, оставив в плену нянечку Татьяну Устинову и двоих детей – Антона Хорта и Женю Асеева.

Путь в Ростов

И вот скорая отправилась в путь. До границы машину сопровождали украинские силовики, после – вступили в дело российские спецслужбы. В Ростовской области постарались сделать все, чтобы замедлить движение скорой, направив ее не напрямую, а через Новочеркасск.

Руководили спецоперацией два начальника штаба – глава управления ФСБ по Ростовской области Юрий Кузнецов и глава регионального управления МВД Михаил Фетисов.

К 14.30 автомобиль приехал к аэропорту Ростова, его пропустили на летное поле, где к вылету был подготовлен лайнер Ту-154. К тому времени планы террориста изменились – он решил лететь в Нью-Йорк. Позднее выяснилось, что Чичкин надеялся вылечить в США свой психический недуг.

В самолете уже была готова группа захвата – трое сотрудников ФСБ и двое милиционеров, переодетые в летную форму. Подобрать одежду на рослых оперативников оказалось непросто, пришлось даже обращаться к отдыхающим в пансионате пилотам.

«Пока ждали, обсудили линию поведения, порядок действий – было решено первым делом выхватить детей и выбросить преступника из самолета. Если бы взрыв произошел вне салона, у всех нас был бы шанс выжить», – рассказал «Блокноту» участник спецоперации, сотрудник ФСБ Сергей Чапчиков.

Сергей Чапчиков, принимал участие в спецоперации в аэропорту Ростова в 1994 году

Нокаут

Переговоры с Чичкиным вел один из руководителей штаба, офицер ФСБ Алексей Жало. Нервничающего террориста с трудом удалось уговорить выйти из машины. Наконец он направился к трапу с ребенком на руках. Татьяну, которая несла второго ребенка, преступник держал за волосы.

Когда Чичкин вошел в салон, оперативник Юрий Рыбакин ударил его в лицо. Ребенка перехватил Сергей Чапчиков, который нанес террористу второй удар – пистолетом по голове. Чичкин выпал из салона самолета и рухнул на трап.

Но все находившиеся в самолете по-прежнему были в смертельной опасности. Чичкин лежал на ступеньках трапа лицом вниз. Подобраться к бомбе было сложно, а она могла взорваться в любой момент. Несмотря на это, сотрудники ФСБ сумели заковать террориста в наручники и накрыли его своими телами, затем трап отъехал подальше от самолета. Взрыва не произошло.

«В такой ситуации просто не думали: опасно-не опасно. Надо было действовать. Вообще люди в группе были героические: вот старший группы, Алексей Панин, он кадровый спецназовец, воевал в Афганистане. У Алексея тогда уже было три ордена, за участие в операции получил четвертый», – сказал в разговоре с «Блокнотом» Сергей Чапчиков.

Позднее оказалось, что террорист не сумел бы привести план в исполнение – у бомбы не было детонатора. Чичкин либо забыл про него, либо, что более вероятно, детонатор просто выпал по пути.

Суд признал Игоря Чичкина невменяемым. Его поместили в психиатрическую больницу Днепропетровска с диагнозом «шизофрения».

За успешное проведение операции ее участников наградили орденами и медалями. Не осталась в долгу и украинская сторона. В мае 1994 года в Ростов-на-Дону приехали представители МВД и СБУ, которые вручили героям памятные подарки.

Глава ФСБ Сергей Степашин вручает награду участнику спецоперации Сергею Чапчикову. Слева направо: глава УФСБ по Ростовской области Юрий Кузнецов, директор ФСБ Сергей Степашин, начальник УФСБ России по Северо-кавказскому военному округу
Владимир Латышев, капитан ФСБ Сергей Чапчиков

Спустя 25 лет

Из пяти участников группы захвата, освобождавших заложников, двоих уже нет в живых. Начальник подразделения «Альфы» Анатолий Гладков был убит в Чечне в 2000 году, а командир СОБР Михаил Перов погиб в авиакатастрофе в Ростовской области в 2009 году. Сергей Чапчиков, Алексей Панин и Юрий Рыбакин живы, здоровы и успешны.

Захват заложников в Суходольске стал первой успешной спецоперацией против терроризма на счету российских спецслужб. То, что операция прошла на высочайшем профессиональном уровне, «четко и гладко, без сбоев» авторитетно подтвердил «Блокноту» руководитель ростовской организации ветеранов органов госбезопасности Владимир Куценко.

«Работать сейчас органам сложнее – терроризм вышел на новый уровень. Кроме того, когда мы служили, у нас подспорьем было государство. Обеспечение безопасности было общим делом, – рассказал он в разговоре с корреспондентом «Блокнота», – Задачи наши конечно изменились, хоть и несильно, а  вот профессионализм однозначно вырос. Владимир Куценко отметил, что раньше органы госбезопасности больше занимались профилактикой, упреждением преступлений. Сейчас о профилактике говорить неуместно – слишком много другой работы.

«И нет у молодых той размеренной жизни, которая была у нас. Им сейчас очень сложно», – добавил ветеран.

В 2019 году история Украины может совершить очередной непредсказуемый поворот – 31 марта пройдут президентские выборы. Неизвестно, как сложатся отношения Москвы и Киева, начнется ли потепление или грядет еще больший раскол. Политические игры подвластны лишь сильным мира сего, но даже они не могут предвидеть, как отзовутся в будущем их поступки.

И Россия, и Украина сильно изменились за четверть века, прошедшие со дня захвата заложников в Суходольске. Изменились и масштабы одной из главных проблем всего мира – терроризма. На арену вышли новые персонажи – более циничные, расчетливые и технически оснащенные. Стали другими и методы борьбы с ними. Не меняется только жесткий принцип – никакой пощады. Можно многое подвергать сомнению, но тезис о том, что терроризм однозначное зло – никогда. По этому принципу и живут сотрудники спецслужб – как 25 лет назад, так и сейчас.



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Эксперты Всемирного банка оценили перспективы роста экономики Украины. Как передаёт канал ZIK, украинской экономике понадобится около 50 лет, чтобы достичь уровня доходов сегодняшней Польши. Всемирный банк оценил перспективы роста экономики Украины. В ведомстве назвали основные причины, которые мешают стране сравняться с европейскими странами, и обратились к Владимиру Зеленскому. К чему они призывают, расскажет Ирина Зимен. […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы