Мы и они, или «Что русскому хорошо, то немцу смерть» — примерно так можно толковать главный смысл спектакля «Русская война Пекторалиса» в постановке Серея Пускепалиса на сцене Театра Олега Табакова.

Поговорить со зрителем весело о вещах серьезных — задача не из простых. Но Сергей Пускепалис, опытный театральный режиссер, трудностей не испугался — и именно в таком ключе поставил спектакль «Русская война Пекторалиса» в жанре «русского аттракциона». Спектакль и впрямь смотрится как аттракцион, в котором много музыки, песен и плясок (музыку для постановки написал Владимир Купцов). Много юмора, смешных сцен с элементами явной сатиры. Чего стоит один лишь попик, курсирующий туда-сюда отец Флавиан, постоянно все и вся освящающий (артист Дмитрий Тихонов). Глядя на этого персонажа, невольно вспомнишь укоренившуюся у нас с недавних пор привычку освящать квартиры, машины, пароходы, самолеты…А песни, пляски, хороводы — это ведь тоже наша реальность с ее постоянными шоу на телевидении, с непрерывными фестивалями и празднествами. И это в обществе, которое живет в состоянии постоянного кризиса, постепенно расставаясь с мечтами о «светлом будущем». Эта постановка явно рассчитана на вдумчивого зрителя, который способен увидеть глубокие размышления о нас, нации особенной, терпеливой, загадочной и непредсказуемой.

Спектакль поставлен по пьесе Олега Грисевича, специально написанной для «Табакерки» по повести Николая Лескова «Железная воля». Правда, драматург использовал и другие образы из известных произведений Лескова. Это история о немецком инженере Гуго Пекторалисе и его русских приключениях. Он отправляется в Россию, чтобы там и таланты свои применить, да и капиталец сколотить. Столкнувшись с непостижимой русской ментальностью, когда человек думает одно, говорит другое, а делает третье, немец не растерялся. Напротив, попытался навести порядок в этой огромной, богатой ресурсами стране, надеясь на свою универсальную «железную волю». Естественно, ничего у него не получилось.

Повесть «Железная воля» Лесков написал в 70-е годы 19-го столетия. Идеи этой повести с размышлениями о том, что такое русская самобытность и самоидентификация, своей актуальности со временем не утратили, что предрекал великий современник Лескова, Лев Толстой: «Лесков Писатель будущего и его жизнь в литературе глубоко поучительна». Сергей Пускепалис это остро прочувствовал, признавшись однажды: «Когда я наткнулся на эту повесть, я подумал: Господи, я об этом думал только, а он уже написал. Причем написал это в 1870-х годах. Это я был поражен его проницательностью, знанием предмета. Поэтому не то, что схож — это я как-то приблизился к его пониманию этой русской действительности. И то, думаю, что еще там где-то — рядом только». Повести «Железная воля» Лесковым предпослан многозначительный эпиграф: «Ржа железо точит». Русская Поговорка.

Ведь в ней сравниваются два национальных характера: немецкий и русский, если смотреть шире — европейский, цивилизованный, и наш, евразийский. Вот и противопоставляются «ржавчина» (русская натура) и «железо» (немецкий норов). Невольно проводишь параллель с именами главного героя постановки и ее создателя, режиссера: Пекторалис-Пускепалис. Сергей Пускепалис родился в России, воспитан на русской культуре, но все-таки его литовские корни вольно или невольно дают о себе знать. Прибалтика всегда была ближе к Европе, чем к России и по укладу жизни, и по складу ума. Видимо и для него, как и для героя Николая Лескова Пекторалиса, многое в русской ментальности остается загадкой. Потому и попытался он своей постановкой «о природе вещей» и в себе разобраться, оставаясь при этом как бы «над схваткой», не вставая ни на чью сторону. Да и зрителям дать возможность задуматься, посмотрев на себя со стороны.

Повесть Лескова начинается с дискуссии, которую ведут ее герои: «Мы во всю мочь спорили, очень сильно напирая на то, что у немцев железная воля, а у нас ее нет — и что потому нам, слабовольным людям, с немцами опасно спорить — и едва ли можно справиться».

С этой же дискуссии начинается и спектакль Пускепалиса. Правда, режиссер перенес место действия в загробный мир, словно желая подчеркнуть, что вся эта история — дела давно минувших дней, герои ее лишь вспоминают, пребывая уже «в мире ином» . То есть политкорректность соблюдена, поскольку дальше, по ходу действия, параллели с днем нынешним неизбежны. А уж когда зрители слышат со сцены знаковое слово современности «санкции», сомнений на сей счет не остается. Гуго Пекторалис, пройдя через массу испытаний, столкнувшись и с нашими традиционными «авось» и «небось», с русским судом, где прав тот, у кого больше прав, в итоге терпит окончательное поражение. Он разорен. Отправившись в гости к своему обидчику, Пекторалис и вовсе отдает Богу душу, подавившись блином. И вот финал — про ржу и железо — прямая цитата из Лескова: «Ну, железные они, так и железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченное тесто, — ну, а вы бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь, а, пожалуй, еще и топор там потеряешь». Вот такую непростую историю, веселую и грустную, рассказал зрителям режиссер Сергей Пускепалис. Резонный вопрос — почему же не поставил он этот спектакль во вверенном ему театре, МХАТ имени Горького? Ответ прост. Эта постановка была задумана давно, еще при жизни Олега Павловича Табакова, идею одобрившего. Потом была работа над пьесой, над декорациям. Художник-сценограф Алексей Вотяков придумал грандиозное сооружение — ведь Гуго Пекторалис построил в России целый завод. А в мастерских театра эти задумки сценографа реализовали. И получилось что-то невероятное, на сцене практически реальный завод, какие-то механизмы, и все движется, крутится, смена экспозиций происходит моментально. В общем, сильное впечатление. Вот и еще одна причина — поставить этот спектакль именно в Табакерке, причем, на сцене «На Сухаревской», с ее невероятными техническими возможностями. И третья причина, о которой упомянул сам режиссер — артисты театра, многих из которых он знает и любит давно, еще со времен своей первой постановки в Табакерке «Женитьбы Белугина».

«Я считаю, что только с таким замечательным коллективом можно было решить эту сложную задачу», — признался Пускепалис. Главную роль, Гуго Пекторалиса, сыграл актер Иван Шибанов. «Я не играю немца, я играю гордыню, — сказал артист. — Главное мельничное колесо, которое перемалывает всю его жизнь — это гордыня, максимализм, фанатизм… Он считает себя идеальным человеком, самым лучшим во всем, превосходящим все во всем, но попав на нашу территорию и не сумев понять русский характер, русскую душу, он терпит крах. Пекторалис не сумел стать победителем». В остальных ролях — артисты Театра Олега Табакова, среди которых Виталий Егоров, Александр Воробьев, Евгений Миллер, Дмитрий Бродецкий, Алексей Усольцев, Игорь Хрипунов … Вообще этот спектакль уже окрестили «мужским» — из 17 персонажей спектакля только три женские роли. Такой вот необычный спектакль поставил Сергей Пускепалис.

У самой же повести «Железная воля» тоже необычная история. Ее нет в собрании сочинений писателя, и обнаружена она была случайно , в блокадном Ленинграде. Сын писателя Андрей Николаевич Лесков, будучи уже глубоким стариком, сидел в своей ленинградской квартире и сжигал в буржуйке обширную библиотеку, чтобы согреться. Каждую книгу, прежде чем бросить в огонь, просматривал. Так в руках старика оказался какой-то древний журнал, где и был опубликован рассказ «Железная воля» за авторством Лескова. Прочитал и уже на следующий день побежал в горком ВКП(б), где решили напечатать «Железную волю» в ленинградском журнале «Звезда». Ведь это произведение о таинственной русской сути, в которой, как в тесте застревает железная немецкая экспансия. было не просто уместно, а необходимо именно в тот момент, когда немцы, казалось, побеждали нас. После публикации редакция «Звезды» была буквально завалена письмами со словами благодарности от жителей города — голодающих, изможденных, но так и не сломленных пресловутой «немецкой железной волей».



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: По наводке товарища Полтора-Бобра.В этой истории прекрасно все. Источник: Colonel Cassad

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы