Неоднозначная, неуютная и противоречивая картина, трактовать которую каждый может по-своему.

В семье кардиохирурга Стивена Мерфи (Колин Фаррелл) все прекрасно: он счастлив в браке с красавицей Анной (Николь Кидман) и растит двоих детей (Санни Сулджик и Рэффи Кэссиди). Периодически он встречается с Мартином (Барри Кеоган), которому делает неоправданно дорогие подарки и всячески заботится о подростке. Здесь легко ожидать развития, к примеру, романтической запретной связи, но фильм сворачивает совсем в другую сторону.

Уже прославившись такими фильмами, как «Клык» и «Лобстер», Йоргос Лантимос не собирается останавливаться на достигнутом. Греческий режиссер в процессе творческих поисков обращается к Еврипиду, древнегреческому драматургу, и сильно переиначивает его трагедию «Ифигения в Авлиде», перенося действие в современность. И если в начале фильм хотя бы прикидывается простым триллером, то ближе к концу наружу выходит вся его истинная суть.

Как и всегда, фильм прекрасно снят: да, в нем есть место неуютным «личным» ракурсам и неловким сценам, задающим общее настроение, но и они сделаны так, что не восхититься работой оператора практически невозможно. Длинные же планы коридоров и природы и вовсе захватывают дух. На атмосферу работает и звук: местной музыке позавидовал бы иной фильм ужасов, а уж когда музыка окончательно пропадает саунд-дизайн способен пробрать до костей.

При этом удивительно то, что, несмотря на постоянно нагнетаемый саспенс, картину трудно отнести к триллерам или хоррорам — она попросту не о том и не затем. И весь ужас, который тщательно внушается зрителю, на самом деле очень легко убрать из жизни семьи — достаточно использовать решение, которое проговаривается прямым текстом практически в самом начале. С моментами «проговаривания» у фильма вообще все хорошо: далеко не единожды герои фильма будут разговаривать словно бы друг с другом, по факту обращаясь к зрителю и давая ключи к пониманию происходящего.

Пытаясь подходить к картине с современным мерилом, очень легко попасть в ловушку того, что фильм попросту не укладывается в рамки: то и дело он стремится вывалиться то тут, то там, буквально заставляя постоянно вникать в происходящее и вылавливать отдельные намеки в общем потоке. Лантимос использует буквально все средства, чтобы вызвать дискомфорт у смотрящего: в ход идет несколько механическая игра актеров, резкие звуки, неуютные ракурсы и шокирующие сцены. Мозг упорно отказывается принимать местную логику, и это, как ни странно, можно отнести в плюсы фильма, ведь здесь действительно нет места законам современной трагедии. Уже обозначенный выше Рок довлеет над происходящим и он слеп, и лишь некая абстрактная справедливость движет происходящее вперед.

Крайне интересна в фильме и фигура Мартина, с которой, если верить Лантимосу, все и началось, но который для сюжета не то, чтобы сильно важен. Он кажется не более, чем функцией, и на его месте легко представить практически кого угодно. И это по-настоящему удивительная находка для фильма, который практически целиком строится вокруг совершенно неважной для сюжета фигуры.

Лантимос в очередной раз подкидывает пищу для ума и прекрасный повод для горячих споров о различных интерпретациях сюжета. Масла в огонь подливает и сам режиссер, подчеркивая, что сравнение с античными трагедиями здесь на самом деле напрасно. Так ли это на самом деле, впрочем, вопрос открытый.

«Убийство священного оленя» в прокате с 15 февраля 2018 года.

Читайте THR в Facebook


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы